Карта сайта Добавить в избранное Сделать стартовой
АВТОРИЗАЦИЯ

Колектив
Пользователь

ЗНАКОМСТВА

Всего анкет: 2926
Новые этнолюди: Имя: miranovost
Кт0 такой: Добавь свою анкету Все анкеты

Инфо-портал о неошаманизме
Санкт-Петербургский буддийский храм «Дацан Гунзэчойнэй»

АФИША

01.07.2016 Мастер класс. Игра на ханге
Подробнее

23.02.2015 Ищу друзей, хочу собрать желающих для классной тусы
Подробнее

14.11.2014 Мастер-класс по калимбе от Петра Рагу. Каждый из нас в душе музыкант и каждый слышит свою собственную мелодию. Правда не всем легко это реализовать на практике. Самый простой способ научиться это делать освоить игру на калимбе, ведь для этого практически ничего не требуется.
Подробнее

20.02.2013 Концерт-презентация нового альбома группы Турбодзен. Турбодзен – один из самых известных коллективов варганистов не только на территории нашей страны, но и в мире.
Подробнее

20.02.2013 20 февраля 2013 года. В этот день состоится презентация долгожданного альбома группы – «Богатырский Пляс». На его создание ушло целых четыре года.
Подробнее

11.02.2013 [url=http://music-sis.ru/]музыкальный календарь[/url]
Подробнее

02.02.2013 Лекарства тайские для похудение без диет предлагаем похудеть эти препараты по настоящему помогают избавится от лишнего жировых отложений. Ассортимент и цены в нашем интернет магазине. http://morganvisa.umi.ru/
Подробнее

Все события

Гармоники в тантре

ГАРМОНИКИ В ТАНТРЕ

МОНАХИ ГЬЮТО И ГЬЮДМЕД

Однажды ночью 1433 года тибетский лама Джецун Ше-раб Сенге увидел изумительный сон. Ему почудился голос, какого никогда прежде не слышала эта земля: низкий рев, породить который могло бы лишь горло дикого буй­вола, но никак не человека, в сочетании с другим звуком — высоким и чистым, как пение ребенка. Оба эти голоса, такие разные, исходили тем не менее из одного источника — из горла самого Джецуна Шераб Сенге.

Во сне Джецун Шераб Сенге получил повеление создать на основе этого необычайного голоса новую технику пес­нопения, которая объединит в себе мужской и женский ас­пекты божественной энергии. Через сновидение Джецуну Шераб Сенге открылся тантрический звук, который объе­диняет поющих его единой сетью универсального созна­ния.

На следующее утро Джецун Шераб Сенге, как обычно, приступил к пению ежедневной молитвы. И из его горла вырвались те самые звуки, которые он слышал во сне, — сверхъестественные, тантрические звуки. Джецун Шераб Сенге собрал остальных монахов и поведал им о своем от­кровении.

В том же году, более пяти веков назад, в Лхасе, столице Тибета, был основан тантрический монастырь Гьюдмед. В этом монастыре начали преподавать вокальную технику, которая открылась во сне ламе Джецуну Шераб Сенге. Особенность этой техники заключалась в том, что человек, овладевший ею, мог петь одновременно три ноты, которые составляли так называемый однотональный аккорд. Еще до конца XV столетия в Лхасе возникла тантрическая школа Гьюто, последовали которой также стали применять «одно­тональный аккорд» в священных ритуалах.

На протяжении многих веков Тибет, недоступный для чужеземцев, свято хранил тайну магических песнопений за стенами монастырей. Обрывочные сведения об этом удивительном вокальном искусстве порой доходили до «ци­вилизованного» мира вместе с рассказами о сверхъесте­ственных способностях, которыми якобы обладают мона­хи. Но сведения эти были так скудны и неправдоподобны, что казались не более чем вымыслом.

В 1950 г. Тибет был завоеван Китаем. Некоторые мона­хи бежали в Индию, где продолжили свою тантрическую практику. Их религиозная система осталась эзотерической, однако отдельным духовным учителям и этномузыковедам все же удалось частично приоткрыть завесу тайны и со­ставить некоторое представление о тантрических ритуа­лах тибетцев. Исследователи возвращались на Запад с рассказами об удивительном вокальном искусстве мона­хов Гьюто и Гьюдмед.

Одно из самых ярких описаний тибетского пения при­водит исследователь Тибета доктор Хьюстон Смит, созда­тель документального фильма «Реквием по вере» (Dr Hus­ton Smith. Requiem for a Faith):

«Монахи открыли способ придавать полости рта такую форму, что она в качестве резонатора многократно усили­вает звучание обертонов и вводит их в ряд звуков, доступных человеческому уху. Что это за способ — до сих пор остается загадкой. Каждый лама, пройдя соответствующее обучение, обретает способность в одиночку петь целый аккорд, состоящий из нот ре, фа-диез и ля. Религиозная значимость этого феномена связана со способностью обер­тонов пробуждать действие различных полей, для воспри­ятия которых вовсе не обязательны органы слуха. Обер­тоны по отношению к нашей системе слухового восприя­тия играют ту же роль, что и явления божественного порядка — по отношению к нашей земной жизни. Задача религиозного культа состоит в перемещении категории «божественного» с периферии нашего сознания в его центр; следовательно, способность перемещать обертоны на уровень непосредственного восприятия имеет важней­шее символическое значение. Ведь именно в этом и зак­лючается главная цель духовного поиска: ощутить повсед­невную реальность наполненной "обертонами", несущими информацию об иной реальности, которую можно почув­ствовать, но не увидеть, ощутить, но не передать словами, услышать, но лишь на глубинном уровне слуха».

Невозможно подобрать достаточно точные определения, чтобы описать тантрическое пение, о котором говорит док­тор Смит. Нужно собственными ушами услышать этот гор­ловой рев с его высокими, чистыми обертонами, чтобы осознать и испытать на себе его удивительную силу.

Позднее, когда музыковедам удалось подробнее изу чить обертональное пение монахов Гьюто, ко всеобщему удивлению выяснилось, что басовый тон «однотонально­го аккорда» звучит на две октавы ниже до первой октавы и имеет частоту колебаний 75 Гц. При этом частота само­го низкого тона в диапазоне оперного певца составляет не меньше 150 Гц — почти в два раза выше, чем необык­новенный бас этих монахов. Басовая нота в пении Гьюто, по-видимому, представляет собой субгармонику, распо­ложенную на октаву ниже основного тона. Второй состав­ляющей «однотонального аккорда» является отчетливо слышимая гармоника, отстоящая от баса вверх на две октавы и терцию и соответствующая ноте ре-диез. Кро­ме того, в голосе певца слышны также, хотя и менее от­четливо, 5-я и 10-я гармоники. Нотный состав «одното­нального аккорда» монахов Гьюдмед иной: бас звучит на ноте фа-диез, а тон «второго голоса» отстоит от него на две октавы и квинту.

Монахи из Гьюто практикуют также технику «mdzo skad», что буквально переводится как «голос помеси яка с быком». Когда певец применяет эту технику, в его голо­се звучат параллельные терции. А монахи Гьюдмед исполь­зуют прием «gshin rje'i agar skad», что означает «рев Убийцы Владыки Смерти». Певец при этом издает парал­лельные квинты.

Тантрические песнопения исполняются с целью вызвать какое-либо божество и затем слиться с ним. Монахи в бук­вальном смысле превращаются в тех богов или богинь, которым только что возносили молитву. Возможно, «од­нотональные аккорды», исполняемые последователями различных тантрических школ, представляют собой обра­щения к определенным божествам.

В целом конкретное назначение вокальной техники, обретенной во сне ламой Джецуном Шераб Сенге, до сих пор остается загадкой, хотя гипотез на этот счет существует немало. К примеру, доктор Хьюстон Смит полагает, что посредством такого пения монахи перемещаются с уровня обыденного сознания на уровень сознания религиозного. По словам настоятеля монастыря Гьюто, в этом звуке воп­лощаются мужской и женский аспекты Ямы, убийцы смер­ти. Существует также версия, что такая специфическая манера пения призвана замаскировать, сделать недоступ­ным для понимания сам священный текст молитвы. Док­тор Альфред Томатис, французский отоларинголог, изучав­ший вокальные традиции разных народов, считает, что причиной возникновения этой техники стало географичес­кое расположение Тибета: в этой высокогорной стране необходимо петь очень низким голосом, чтобы произво­дить высокие гармоники. Этномузыковед Питер Майкл

Хэмел высказывает предположение, что при помощи этих звуков монахи воздействовали на собственные чакры.
Терри Джэй Эллингсон, автор книги «Мандала звука» (Terry Jay Ellingson. The Mandala of Sound), провел об­ширное исследование разновидностей тибетского песно­пения. Вот что он пишет о вокальной технике, применяе­мой в тантрической школе Гьюдмед:

«Этой специфической вокальной технике должны обучать­ся все без исключения ученики. На момент проведения ис­следования ею владели более шестидесяти процентов уче­ников (о тех, кому она не давалась, говорили, что они про­сто «поют слишком тихо»). Этой технике приписывается несколько назначений. Во-первых, она позволяет утаить от непосвященных слушателей текст песнопения. Во-вторых, в результате того, что в голосе певца одновременно звучат несколько тонов, создается особый акустический эффект: слова песнопения трансформируются в три мантры, зани­мающие в системе обрядов важнейшее место, — "Ом-Ах-Хум" (этой версией мы обязаны западным специалистам аку­стического анализа). В-третьих, особая дыхательная техни­ка, требующая сознательной координации брюшных мышц, мышц диафрагмы и резонансных полостей гортани и голо­вы, может быть связана с системами тантрической медита­ции и йоги, в которых делается акцент на координацию "ко­лес", то есть чакр, расположенных в тех же участках тела, посредством энергий дыхания. В-четвертых, этот стиль пе­ния символически связывается с "Rdo rje 'Jigs byed" (Вад-жрабхайравой), особым идамом, божеством начальной сту­пени тантрической школы. В своей роли "убийцы смерти" это божество символизирует буддийское учение и практику, а поскольку основная цель практикующего тантру — всту­пить в контакт с божеством и воплотить его в себе самом, то пение голосом "убийцы смерти" позволяет поющему преодолеть смерть. На более обыденном уровне такая во­кальная техника получает сравнение с голосом быка, так как Ваджрабхайрава представляется существом с головой быка (южноазиатского водяного буйвола)».

«ОДНОТОНАЛЬНЫЙ АККОРД» И СТИЛЬ ХООМЕЙ

Исследователи нередко проводят параллели между «од-нотоиальным аккордом» тибетцев и горловым пением хо-омей, распространенным в Тувинском регионе Монголии. Такое сравнение вполне естественно, поскольку необхо­димым элементом обеих этих разновидностей пения — тем элементом, который и составляет их сакральную сущ­ность, — являются гармоники.

Монгольская техника обертонального пения каргираа характеризуется необычайно низким звучанием основного тона, мощно резонирующего в глубине грудной клетки. Вы­певая гласные звуки, певцы каргираа производят гармо­ники, отстоящие от основного тона на две с половиной — три с половиной октавы. Главное различие между тибетс­кой техникой «однотонального аккорда» и монгольским обертональным пением в том, что тибетские песнопения обязательно включают в себя сакральный текст, тогда как монгольские представляют собой бессловесные напевы.

Некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что тех­ника «одиотонального аккорда» развилась на основе мон­гольского обертонального пения. Буддийские монастыри, населенные тибетскими монахами, существовали в Мон­голии до конца 20-х гг. XX в.

Согласно другой версии, тибетская вокальная техника берет начало в традиции бон — анимистической шаман­ской религии, предшествовавшей буддизму на террито­рии Тибета. В буквальном переводе с тибетского «бон» означает «петь». О характере вокальной техники бон почти ничего не известно, однако, судя по некоторым данным, она была схожа с певческим стилем монгольс­ких шаманов, применяющих открытые гласные для со­здания гармоник.

Терри Джей Эллингсон в «Мандале звука» пишет, что вокальная техника бон, очевидно, «основывалась на мо­дификациях звука, возиикающих на стыках гласных в непрерывной цепочке слогов, не несущих определенного смысла, — То есть, по-видимому, включала элементы, схожие с теми, что встречаются в обрядовых песнопениях современных буддистов».

В одном из буддийских текстов Падмасамбхавы, вели­кого духовного учителя IX в., основоположника тибетско­го буддизма, есть следующее указание: «Пой, как пели древние мастера, святые бон, — голосом высоким и чис­тым, рожденным из глубины, как лай черного пса».

По-видимому, здесь описывается разновидность обер­тонального пения, где низкий основной тон порождает высокие обертоны. В своих наставлениях тибетским пос­ледователям тантры Падмасамбхава предупреждает, что пение «однотонального аккорда» без слов пробуждает звуки и энергии бон. Истинное певческое искусство бон, пишет Падмасамбхава, оставалось доступным до тех пор, пока священные тексты песнопений сохранялись в своей первозданной чистоте и целостности. Позднее же песно­пения постепенно выродились в бессловесные напевы, войдя в состав магической традиции бон.

Когда в 1985 г. монахи из Гьюто совершали турне по США, мне удалось пообщаться с верховным настоятелем монастыря. Я дал ему послушать кассету с выступлением Гармонического хора. Этот ансамбль, возникший в Нью-Йорке, занимается обертональным пением. Его репертуар составляют напевы из одних лишь гласных звуков с мело­дией, построенной на цепочках гармоник разной высоты. Запись, казалось, заинтересовала и позабавила настояте­ля. «Очень любопытно, — резюмировал он, когда пленка кончилась. — Но где же слова?» Лишь через некоторое время мне пришло в голову, что пение Гармонического хора должно было напомнить ему бессловесные мелодии ша­манов бои.

Тексты тибетских песнопений состоят из мантр. На ис­полнении мантр основывается вся система буддийских ритуалов, поскольку мантры обладают способностью вы­зывать духов и божества — по одному или нескольких сразу. Певец визуализирует призываемое божество в структуре мандалы — космологической схемы. Мандала представляет собой круг, заполненный архетипическими символами, каждый из которых олицетворяет определен­ное божество. Мандала может вмещать более ста пятиде­сяти божеств и духов, каждому из которых отведено осо­бое место на схеме. Путем такого сочетания вокализации и визуализации тибетские монахи достигают своей глав­ной цели — слиться с пробужденной ими силой, стать ее воплощением.

В буддийской традиции Тибета путь к просветлению включает в себя познание трех таинств — тела, речи и разума. Суть этих трех таинств сконцентрирована в ман­тре «Ом-Ах-Хум». Речь выполняет функцию посредника, связующего звена между телом и разумом. Такая концеп­ция речи основывается на понимании звука как созида­тельной силы. Мантры, в частности, рассматриваются в качестве инструмента привлечения божеств и различных сил вселенной. Вполне возможно, что суть трех таинств в еще более сжатом виде выражена в «однотональном ак­корде» (каждому таинству соответствует один из трех эле­ментов аккорда).

ТЕХНИКА «ОДНОТОНАЛЬНОГО АККОРДА»

Физиологический механизм удивительного звучания «од­нотонального аккорда» до сих пор остается загадкой. Как вы уже знаете, мне выпала возможность пообщаться с мо­нахами тибетских тантрических школ Гьюто и Гьюдмед, когда они в 1985 и 1986 гг. независимо друг от друга со­вершали турне по США. Однако, невзирая на все мои усилия, монахи упорно не желали делиться с непосвящен­ным секретами своего вокального искусства.

Недоступные сведения порой обрастают самыми неве­роятными теориями и догадками. К примеру, гид, сопро­вождавший в путешествии по Штатам монахов из Гьюто, на одном из концертов поведал группе любознательных слушателей, что монахи проглатывают кусок мяса, при-вязанный к струне, и поют, удерживая мясо в гортани. Этот прием и позволяет им добиться столь необычного звуча­ния голоса. Год спустя один человек, слышавший рассказ гида, пересказал его настоятелю монастыря Гьюдмед. Выслушав рассказ, переданный через переводчика, мо­нахи дружно расхохотались. Настоятель же заметил, что секрет их искусства заключается не в глотании мяса, а в тренировке.

Вняв совету настоятеля, я стал прилежно тренироваться в надежде в конце концов освоить «однотональный аккорд», однако мои упражнения не принесли ощутимых результа­тов. Я был очарован этими волшебными звуками с той секунды, когда впервые их услышал, но повторить их мне не удавалось. Я лишь напрасно напрягал голосовые связки. Несколько раз я даже пробовал свистеть, одновременно издавая горлом низкую ноту. Однако все это не имело ни­какого отношения к «однотональному аккорду».

Но однажды мне выпала великая честь провести с мо­нахами Гьюдмеда первый в истории сеанс студийной зву­козаписи. Тем вечером я отправился домой с целой кассе­той священных песнопений. Устроившись в своей комнате для медитации, я стал слушать эти «тантрические гармо­ники». Через некоторое время я уснул.

Проснувшись наутро, я ощутил, как во мне многократ­ным эхом отзываются голоса монахов. Я попытался вос­произвести их. И на сей раз вместо вялого, невнятного звука из моего горла вырвался «однотональный аккорд». Так, неожиданно и навсегда, ко мне пришел долгождан­ный дар. Но хотя теперь я могу издавать «однотональный аккорд», я не в силах точно объяснить, как это у меня получается. Вот что пишет о тибетской вокальной технике Питер Майкл Хэмел в своей книге «Через музыку к внут­реннему Я»:

«Надо подчеркнуть, что этот удивительный звук не имеет никакого отношения к виртуозной технике вокала в обычном понимании. "Однотональный аккорд" возникает в тот момент, когда структурная связь между звуком, дыханием и разумом трансформируется в результате выполнения сад-ханы. [Под "садханой" в данном случае понимается декла­мация мантры, сопряженная с медитацией; человек, осуще­ствляющий садхану, соединяется с призываемым боже­ством. — Дж. Г. }».

Терри Джей Эллингтон в книге «Мандала звука» также пытается объяснить механизм Возникновения «одното­нального аккорда»:

«Очевидно, в основе этого феномена лежит особая мето­дика управления голосовым аппаратом; одни мышцы гор­тани напрягаются, в то время как другие — расслабляют­ся, в результате чего рождается тон чрезвычайно низкой частоты. Одновременно путем особого рода координации и напряжения верхних и нижних мышц туловища произво­дится сильный выдох, и под давлением воздуха колебания голосовых связок достигают высокой амплитуды».

У меня за плечами большой опыт преподавания иных разновидностей обертонального пения, но обучить кого-либо технике создания «однотонального аккорда» мне до сих пор не удавалось. Опишу вам, какие ощущения я сам испытываю в процессе пения. Басовый тон (низкий горло­вой рев) образуется в глубине гортани. Я стараюсь сде­лать его максимально низким и глубоким, но так, чтобы это не вызвало напряжения н болезненных ощущений. Голосовые связки в этот момент расслаблены: если в гор­тани произойдет сокращение мышц, звук не сможет идти дальше. Затем я направляю звук как можно глубже в об­ласть легких и диафрагмы. Иногда у меня даже возникает ощущение, будто звук доходит до самого желудка. Пола­гаю, именно так образуется субгармоника — тон на окта­ву ниже основного. Из самого низкого участка диафрагмы звук поднимается обратно в горло. Когда звук начинает выходить изо рта, я напрягаю щеки и складываю губы трубочкой.

Очевидно, это внезапно обретенное умение связано с моим пребыванием в обществе тибетских монахов. Тибет­ское буддийское учение гласит, что искусство «одиотональ-ного аккорда» дается тому, кто в прошлой жизни поднес Будде жертвенный дар в раковине моллюска. Не знаю, в этом ли причина или в чем-то ином. Однажды во сне мне пригрезился тот вечер, проведенный с монахами, когда мне был ниспослан дар «однотонального аккорда». В том же сновидении я услышал повеление не злоупотреблять этим даром, не пытаться за его счет добиться внимания и сла­вы. Может быть, я на собственном опыте испытал фено­мен «гармонической передачи» — когда вокальное мас­терство напрямую передается ученику просто в силу того, что он пребывает рядом с учителем, ощущая на себе воз­действие его вибрации.
Позже я узнал, что как раз таким способом молодые монахи овладевают техникой исполнения «однотонально­го аккорда». Может быть, именно этим путем и передава­лась от поколения к поколению священная традиция с тех самых пор, как пятьсот лет назад Джецун Шераб Сенге увидел свой удивительный сон.

Методология обучения, принятая в тантрических шко­лах, включает в себя следующий прием: новичков застав­ляют петь «однотональный аккорд» вместе с опытными певцами. Подражая старшим монахам, новички постепен­но обучаются направлять звук в более глубокие участки легких и диафрагмы. Когда же в достаточной мере рас­крываются их голосовые чакры, ученики уже могут изда­вать нужный звук.

Вот как описывает этот процесс профессор Колумбий­ского университета Роберт Турман, специалист по культу­ре Индии и Тибета:

«Молодые монахи поют вместе с учителем, пытаясь под­ражать его пению. Однако овладеть этой техникой чисто механическим путем невозможно: обучение включает в себя все аспекты дхармы. Путь к искусству полифоничес­кого пения лежит через отказ от собственного "я", что достигается последовательной целенаправленной медитаци­ей. И лишь на определенной ступени такой медитации че­ловек раскрывается достаточно, чтобы стать вместилищем и проводником этого необыкновенного звука. Исполнитель в момент пения пребывает на земле лишь физически; со­знание его витает в иной сфере. Издаваемый им звук не порождается им, а лишь проходит сквозь него».

Тибетские монахи верят, что участвуют в создании «од­нотонального аккорда» лишь в качестве инструмента, сред­ства передачи звука. Это важнейший постулат исповедуе­мого тибетскими буддистами учения о божественном зву­ке. Система священной вокальной музыки тантрических школ Гьюто и Гьюдмед базируется на этом принципе; и полифоническое пение, удивительное по красоте и силе воздействия, являет собой его наглядную иллюстрацию. Певец впускает в себя божественный звук, сливается с ним, и тогда в его голосе начинают звучать гармоники.




Случайные новости



"Safety Magic", Клуб Гоголь, 28 июля 26.06.2007 "Safety Magic", Клуб Гоголь, 28 июля

28 июля (четверг), 20:00 Концерт группы "Safety Magic" (мировая музыка) Адрес: Клуб Гоголь, Столешников пер, д.11


Читать полную новость
День влюбленных в этно отметят в Екатеринбурге 20.01.2009 День влюбленных в этно отметят в Екатеринбурге

Определены дата и место проведения фестиваля "Вселенский Этно-шабаш". Гала-концерт пройдет 14 февраля 2009 г. в Екатеринбурге в клубе "Нирвана".


Читать полную новость
07.07.2009

Концерты Виа "Крапива" в Королевстве Монако с 10 по 17 июля. Подробнее

Перейти » Все новости